В луже у подъезда лежит птица. Прохожие спешат мимо — для них она невидима. Ах, ну да, это всего лишь птица! Интересно, окажись в луже человечишка, небось, сразу бы забегали?

Вода едва покачивает птицу. Но вряд ли это колыбельная. Скорее ветер. Воде все равно. Она медленно растворяет в себе погибшее существо. А ветер… что взять с ветра?

По весу птица совсем перышко. Да, кроме перьев, той самой принадлежности к особой касте свободолюбивых, ничего и не осталось — воде темные блестящие крылья не по зубам. Глаза птицы плотно закрыты, клюв застыл в немом звуке, бесконечном вдохе-выдохе.

В зарослях сирени находится небольшой кусочек земли, где трава не такая густая, как в других частях клумбы. Выкопать ямочку даже рукой не так сложно. Птица умещается в ней едва склонив голову на бок. И сразу засыпает.

Засыпая, птица слышит, как для нее шумит сирень. Пахнут ландыши. А потом стало тихо.