В дождливый день десятки улиток и дождевых червей выбираются из своих домиков, и у меня начинается лихая пора. 

Раньше все ограничивалось тем, что мне было просто неприятно смотреть на извивающиеся и растягивающиеся живые розовые ленточки.

Позже страх и брезгливость сменило иное переживание. Чувство жалости. Мне было больно смотреть на раздавленных животных. Дождевой червяк исключительно уязвим на асфальтной дорожке, где мы обычно и встречаемся в дождь. Поэтому я стала переносить червяков обратно в клумбы, просто в траву, иными словами, подальше от тех мест, где их без труда могут уничтожить.

Позже к червякам добавились крупные жуки и улитки. В качестве средств транспортировки в ход шли палочки, бумажки. Только улиток всегда брала непосредственно руками за ракушки.

Через время у наших таких «встреч» появилась интересная особенность. Чем более болезненно я реагировала на то, что они могут быть убиты, тем реже я стала попадать в ситуации, когда их слишком много, чтобы всех спасти. Чаще — несколько отдельных особей, которых оперативно можно перенести в безопасное, с моей точки зрения, место и бежать дальше.

В какой-то момент меня стала посещать мысль о том, не вмешиваюсь ли я своими действиями в некий естественный ход событий? Не врежу ли им? Возможно, червяк или улитка именно сегодня, «закончив земные дела», планировал убыть в мир света и бесконечного теплого ливня, вышел на исходную. А я со своей сердобольностью отсрочила дембель и теперь сдавать билеты, ждать нового рейса.

Это сложный для меня вопрос: вмешиваться или нет в чью-то жизнь, если тебя об этом не просят.

С людьми, на первый взгляд, понятно, что делать: попросил о помощи — помог, не попросил — не помог. Есть но. Сколько раз оказывалась в ситуации, когда о помощи попросить неловко и даже согласиться на нее нелегко, но помощь нужна на самом деле.

Например, теплое «несанкционированное» объятие обладает мощным анальгетическим и седативным действием. Объятия как раз — то, о чем просить не принято. (Но отказаться практически невозможно.) И нужно почувствовать внутри себя, что этого человека сейчас нужно обнять, даже говорить ничего не нужно. Просто обнять, даже если не просил. Даже незнакомого человека.

С червяками сложнее. И проще одновременно. Здесь тоже нужно почувствовать. Если понимаешь, что не пройдешь мимо, если что-то внутри стучит и барабанит, кричит: «Бери веточку и тащи его в траву», значит ищи веточку — дальше по отработанной схеме.

***

Сегодня весь день моросит. Несложно предположить, что «встречи» состоятся. Сменив привычный маршрут на тот, который включает в себя фруктовую лавку, мне достается асфальтная дорожка длиной метров в 100, больше обычного раза в 2.

Радостно шелестя пакетом с клубникой становлюсь на дистанцию. Вижу один объект, рядом еще два, и поодаль еще два. Улитки. Две маленькие совсем, одна средних размеров, две крупные с выразительными узорами на ракушках.

Обращаю внимание, что все они двигаются в разных направлениях — из одной клумбы в другую, пересекая асфальтный проезд шириной в один автомобиль, полтора в лучшем случае.

Муки совести, что кто-то будет возвращен в пункт А, и тем самым прервется путь к неуловимой цели на противоположном берегу, быстро исчерпываются. Первый объект оперативно «перемещается» в клумбу, соответствующую, по моим соображениями, как раз пункту Б.

Следующая улитка так хороша, что я на автомате тянусь за телефоном. Теперь на эти четыре фото мне физически больно смотреть, напоминают о том, чего не произошло в следующие три минуты.

Делаю несколько кадров и мешкаю с тем, чтобы перенести улитку в траву. Рассматриваю остальных. Вдруг из примыкающего двора выезжает темный седан. Удивительно, что выехал, не вылетел. Находясь от нас метрах в десяти, он медленно выдвигается из-за угла. Появляясь постепенно в полном размере. Когда стало понятно, что останавливаться он не собирается, меня вдруг охватывает чувство тревоги: как же успеть всех перенести, пока он не проехал. (По ним.)

Дальше провал. Несколько секунд, что происходило в которые я даже не помню. По обрывкам реальности понимаю лишь, что мы на середине проезда, автомобиль в нескольких шагах, улитки еще «не на местах», а времени нет совсем. И я отступаю. Прикинув траекторию движения, показалось, он как раз проедет между ними, никого не задев.

В реальность меня возвращает хруст. Первый звук. Затем второй. Короткие щелчки и в то же время продолжительные, раздробленные в секундах, как раскаты грома.

Две малышки превратились в два кружка, в которых ужасным образом смешалось все, из чего они состояли. Две крупных улитки остались целыми. Я быстро перенесла одну в ближайшую клумбу, попыталась отлепить вторую от асфальта, но она не поддалась. И побоявшись оторвать ее от ракушки, оставила на том же месте.

Это было похоже на выстрел. Когда крепко ранили. А ты на автомате, не осознав в полной мере происходящего, продолжаешь что-то делать.

***

Вещи тихо стали в прихожей. Клубника молчала. Окно потемнело под прикрытием. Зажглись свечи. Пришел теплый кот. И мы уснули.

***

Фото не будет. Сегодняшнее происшествие твердо закрепило мое намерение действовать безотлагательно.

Началом стал вчерашний вечер, когда почувствовав (увидев) любопытный сюжет, я не проехала мимо, развернулась, припарковалась и сделала несколько снимков. И так весь вечер. Не осталось ни одного кадра, который мне хотелось бы снять, а я «проехала» его.

Сегодняшний экзамен я провалила. Но намерение осталось. И я чувствую его внутри. В области сердца.