Посвящается уважаемой Блюме Вольфовне Зейгарник. Суть эффекта: пока тебе известно о том, что в холодильнике прячется черешня, сочная, упругая, в форме сердечка или попки, практически последняя в этом летнем сезоне (ее «последнясть» отдельная тема для горестного поста), невозможно ни на чем сосредоточиться. Даже Борис Леонидович бессилен увести мысли в «улицы, где тополь удивлен, где даль пугается, где дом упасть боится, где воздух синь, как узелок с бельем у выписавшегося из больницы…» И только после того, как шкаф-морозко отпустит ее из своих ледяных объятий, и ты «сделаешь горку косточек», все снова становится на свои места. И «… отростки ливня грязнут в гроздьях, и долго, долго, до зари, кропают с кровель свой акростих, пуская в рифму пузыри…»